Алексей Агатти

проза о любви и нелюбви

Заклинание

- И тут я познакомился с Женькой. У нас и двух дней не прошло, как соединилось все, что было нужно для счастья. Мы проводили вместе дни, гуляли, смеялись, а уж ночью...

Павел мечтательно закрыл глаза.

Сложно слушать о чужом счастье и не завидовать, хотя бы белой завистью. А он только разошелся, рассказывая о Женьке.

- Он хорошо знал, как доставлять сексом наслаждение. И еще, он с такой жаждой принимал мои ласки. Я упивался каждой секундой. И после всего, ну ты понимаешь, один взгляд на него снова заставлял трепетать. У него было очень красивое тело.

Павел вновь жмурится от счастья, рассказывая эту сахарную историю знакомства с Женькой. Я уже давно в какой-то прострации, особо не вслушиваюсь в его слова. Просто то, что Павел рассказывает о своем счастье, приносит спокойное умиротворение.

- Мы могли говорить обо всем. Я все никак поверить не мог своему счастью. Знаешь, когда я творил заклинание, я о таком даже не мечтал.

- Заклинание? - переспрашиваю я, понимая, что прослушал в его словах что-то.

- Да ты не поверишь, - пытается отшутиться Павел. И чуть помолчав, продолжает, - я же сам в это до конца не верил, пока все не случилось.

* * *

В один из сумрачных холодных дней ранней весны Павел гадал на картах Таро. Может быть, он где-то слышал, или понял сразу, когда еще впервые рассматривал странные загадочные картинки на них, что карты не только для гадания. Что они как-то могут менять будущее.

Возможно, тогда он помешался на этом, но почти весь день в каком-то жутком умопомрачении он раскладывал карты. Он не спрашивал о будущем, а называл его. И вновь перемешивал карты, вновь выкладывал их на стол.

Это продолжалось так долго, что картинки Таро не выдержали и сложились в знак, предвещающий свершение.

А Павел, уставший от этого противоборства, бросил карты на пол.

И уже через несколько дней познакомился с Женькой.

* * *

Женька в тот день, когда шел домой, снова решил срезать путь и, как делал это всю зиму, решил перейти через пруд. Подтаявший лед все еще был крепким, кое-где через его почти прозрачную поверхность можно было видеть толщи воды. И еще было очень сколько.

А у самого берега Женька упал и, проломив лед, оказался захваченным водой. Тело, обожженное холодом, едва слушалось его. Женька хватался за края льда, пытаясь выбраться из толщи воды, снова срывался и, едва удерживаясь у края расширяющейся полыньи, снова карабкался вверх.

Все вокруг было пустынно. Лишь изредка доносились приглушенные звуки города. Хлюпала вода, и хрустел лед. Тело почти перестало чувствовать невыносимый холод.

Но почему-то не свершилось то, что, казалось, было предопределено.

Вдруг Женька почувствовал под ногами дно. Еще несколько минут - и он уже выбрался на берег и из последних сил бежал вверх, к дороге.

Именно в этот момент Павел бросил на пол карты Таро, которые наконец-то сложились в знак, предвещающий свершение.

* * *

Павел долго еще рассказывал о днях знакомства с Женькой.

О том, как ходили в кино и ничего не запомнили, потому что все время смотрели друг на друга.

О ванной, в которой Женька кормил его кусочками яблок, плавающими вокруг них.

О том, как по ночам, каждый раз после пережитого наслаждения, на несколько минут зажигали свечу, чтобы еще немного поболтать перед тем, как пожелать друг другу спокойной ночи и уснуть, обнявшись.

И о том, что эта свеча почти полностью догорела.

Единственное, о чем умолчал Павел, это почему они расстались. Но мне кажется, я знаю это и так.

Наверное, потому, что нельзя бросать на пол карты Таро, которые сложились в знак, предвещающий свершение.

август 2003

рассказ из сборника "Совершенный мир"

Алексей Агатти

© 2002-2014

Адрес сайта: agatti.me