Алексей Агатти

проза о любви и нелюбви

Рецепт

Он словно верит, что его друг, с которым он знаком по прошлой работе, может его полюбить. Женатый мужчина, у которого любимая дочь и какая-то подруга жены на стороне, может оказаться геем...

Вечный сюжет! Я не выдерживаю:

- А ты не догадываешься, что с каждым днем твоих огорчений и непониманий с ним будет только больше? А редких моментов, когда он был с тобой, когда он был таким, каким ты хотел, будет все меньше? У него просто не было чувств к тебе.

Он сидит в углу, облокотившись на кухонный стол. Мне хочется его пожалеть.

- Ну, были только дружеские чувства, - уточняю я, - А любви, которой ты ждешь от него, не было.

За окнами стало темно, бесконечный день наконец-то заканчивается.

Даже легкая простуда не вылечивается сразу. Понадобятся горсть разных таблеток, побольше малинового чая и витаминов, полоскания, постельный режим, терпение и ожидание на несколько дней.

А с ним? Когда диагноз - переломанная, несрастающаяся любовь? Чтобы он избавился от боли, нескольких дней не хватит. Тут только чая надо коробками запасаться. И бескрайнего времени, и много-много дней ожидания. Тогда полегчает. Ведь время лечит?

Он, не обращая внимания на мои слова, рассматривает свои пальцы. Он словно пытается ничего не слышать. Я стараюсь говорить громче, чтобы ему стало понятно сразу и навсегда:

- Ты можешь сколько угодно вспоминать, как он тебя один раз обнял. Как при встрече улыбался тебе. Как много дней назад остался переночевать у тебя. Он не придавал этому того смысла, который ты нашел. Он не допустит повторений таких же поступков сейчас, зная, что для тебя это будут знаки любви.

Мне остается сказать, что у них ничего не будет, что надо жить дальше, про то, что надо найти сил, и чего-то еще, такое же важное. Он поднимает голову:

- Чайник поставим?

Я вижу его вымученную улыбку и сдаюсь. Мы молча пьем чай. Вечер закончился, мне пора уходить.

Провожая меня, он говорит:

- Я все-таки поговорю с ним.

Наверное, он предугадывает мой ответ, потому что сразу добавляет:

- В последний раз.

Легче станет еще не скоро.

То время, которое лечит, еще не пришло.

* * *

- И что теперь? - его друг озадачен, - Хочешь сказать, что я первый заинтересовался тобой?

- А кто? Зачем ты лез в мою жизнь? - Он пытается говорить спокойным голосом, - Зачем ты хотел знать, женат ли я?

- Ты и сказал, что нет. Это же не вопрос про ориентацию.

- А зачем спрашивал, встречаюсь ли я с кем-то?

Выждав немного, он переходит к следующей заученной фразе:

- О чем я тебе должен был сказать? Наврать? Или сразу рассказать, что встречался с парнем? И это я выставляю свою личную жизнь напоказ?

- Ты, кажется, сказал, что еще не знаешь, подходит ли она...

- Да? "Она"? Я сказал, что не знаю, сложится ли у "нас"! - Он отворачивается, - Я обречен отвечать ни о чем, когда пытаются узнать мою ориентацию.

- Да я же просто так спросил, вроде хороший парень...

- Мне только не просто! - его голос ломается, - Говорить как будто правду, только чтобы ты все понимал по-другому.

- Ну и? Я понял, что ты не каждый вечер сможешь на работе задерживаться, только и всего.

- А кто полез дальше? Кто предлагал меня познакомить со своей подругой?

- Да чего ты? Я просто рассказал ей о тебе, ей стало интересно. А ты подумал, я хочу что-то узнать? - Его знакомый пытается свести все к шутке, - Вот, узнал на свою голову...

- На свою?! Ты ничего не понимаешь?! - он почти всхлипывает.

Его знакомый останавливается, обхватывает его рукой. Кто-то может подумать, что он пытается его обнять.

- Ладно, не переживай, - его знакомый убирает руку, - Мы объяснились, я тебя понял. Я не такой.

Он кивает, молча бредет к метро. Его знакомый идет рядом с ним.

* * *

- А потом? - Я уже полчаса держу в руках телефонную трубку, пока он в подробностях рассказывает про последний разговор со своим знакомым.

- Он обнял меня... - в трубке длится мечтательное молчание, - Потом сказал, чтобы я не переживал.

Время, которое лечит, еще не пришло...

- Мне так было с ним хорошо, - трубка опять замолкает, - И тут он сказал, что он не такой.

- Я же говорил, - я пытаюсь перебить его рассказ.

- А потом, у самого входа в метро, - Он не дает мне прервать свой рассказ, - он предложил остаться друзьями.

- Точки расставлены?

- Я сказал, что я больше ему не буду звонить. Никогда.

- Точка поставлена... Ты завтра что делаешь? - Я пытаюсь перевести разговор на другую тему.

- А он промолчал, будто меня не услышал, - Он не отрывается от своего рассказа, - Точка была поставлена на платформе. Я смотрел на него, когда он вошел в вагон, запоминал его... Я ждал до момента, когда должна была закрыться дверь поезда, чтобы он не успел ничего сказать в ответ.

Я представляю себе полупустой поезд метро, безразличных пассажиров вокруг, его знакомого, который, может быть, стесняется пристального внимания своего друга. Его мучения почти закончены, секунда до момента, когда двери закроются и поезд уедет прочь. И в этот момент, за секунду до окончания тишины, звучит какая-нибудь фраза от парня с платформы и все пассажиры оборачиваются на них.

Трубка молчит.

- Что ты ему сказал?

- Я хотел сказать, что любил его... - Он умолкает на немного.

- Что ты ему сказал?

- Я просто дождался, когда поезд уедет...

- И? - Я перебиваю его паузу.

- Он прислал СМС.

Ну конечно... "Прости меня, осознал, люблю, целую..."

Трубка молчит.

- И?

- Я ее стер не читая... - он выдерживает небольшую паузу, - Приедешь завтра в гости?

* * *

Даже легкая простуда не вылечивается сразу. Понадобятся горсть разных таблеток, побольше малинового чая и витаминов, полоскания, постельный режим, терпение и ожидание на несколько дней.

А тут...

Нужно бескрайнее время, много-много дней ожидания.

Тогда полегчает...

Немного...

май 2011

рассказ из сборника "Троеточие"

Алексей Агатти

© 2002-2014

Адрес сайта: agatti.me